Легенды российского кино


для слабовидящих:[ A+ ] /[ A- ]

2016 год объявлен Годом российского кино.

На этой страничке Вы можете познакомиться с произведениями о великих актерах и режиссерах. Автобиографии, биографии, воспоминания, смешные случаи — все это Вы можете найти в наших библиотеках.

АбдуловАбдулов, А. Хочу остаться легендой/ А. Абдулов.- М.: Зебра Е; АСТ, 2008.- 330 с.

Судьба мне дарит фантастические вещи. Она доводит меня до определенного момента и говорит: «Здесь чуть правее, дерево обойди»,љ а я не вижу дерева & Иду дальше, а она мне опять шепчет: «Здесь левее возьми, не надо прямо там стена, не стоит ее лбом прошибать»,љ а я не вижу эту стену & Сейчас я уже знаю, что все, что случается в моей жизни, случается не зря. Притом я убежден, что судьбу надо «готовить», воспитывая в себе качества, за которые она потом будет оберегать тебя.

Александр Абдулов

АросеваАросева, О. Без грима на бис/ О. Аросева.- М.: Зебра Е; АСТ, 2008.- 480 с.

Имя прекрасной актрисы театра и кино Ольги Александровны Аросевой известно без преувеличения всем. Но знаете ли вы, что Ольга Александровна вполне могла бы быть Варварой Александровной, ведь именно так ее назвал и записал отец. А с Днем рождения любимую актрису мы бы поздравляли не 21 декабря, а 22 декабря? А то, что первым гонораром за выступления у будущей актрисы были самые обыкновенные бутерброды? А по-немецки Ольга Александровна говорила лучше, чем по-русски?Воспоминания о детстве, проведенном за границей, о родителях и сестрах, о последующей жизни в Москве, в знаменитом доме на набережной, о войне и первых ролях в театре, о людях, с которыми свела судьба Ольгу Александровну Аросеву — обо всем этом в книге «Без грима» актриса рассказывает сама. Рассказывает с любовью, нежностью и теплом. И немного с грустью, с грустью по ушедшим родным, коллегам и по тем дням, когда не было ничего вкуснее и желаннее, чем бутерброды с горчицей, которые чешский истопник давал маленькой девочке из российского посольства, когда она выступала перед ним, представляя себя известной всему миру актрисой.

ЗолотухинЗолотухин, В.С. Дребезги/ В.С. Золотухин.- М.: Зебра Е; АСТ, 2008.- 496 с.

«Теперь у меня все больше и больше свободного времени. В кино не зовут. В театре я постепенно выхожу из игры. Не потому, что меня теснит молодежь, а так, волею обстоятельств и собственной лени, я оказываюсь незадействованным то в одном спектакле, то в другом. По вечерам в своем театре я теперь чаще стою у «прилавка», чем на сцене. Продаю свои книжки, торгую своим прошлым. В семи случаях из десяти их покупают потому, что там про Высоцкого. Ни одного концерта, ни одной встречи, чтобы меня не попросили прочитать или спеть что-нибудь из Высоцкого или рассказать о нем. Он меня кормит в прямом, камбузном смысле этого слова. Словом — кормилец. Всякий день начиная с молитвы среди икон, дорогих моему сердцу образов и книг (и Астафьева тоже), я вижу гипсовый лик Высоцкого, посмертную маску под номером III, подаренную мне художником Юрием Васильевым. Я разговариваю с ним. Двадцать семь лет без Высоцкого — и ни дня без него. Жизнь — послесловие, так выпало по судьбе. И я не ропщу».

Валерий Золотухин

КараченцевКараченцев, Н.П. Корабль плывет/ Н.П. Караченцев.- М.: Зебра Е; АСТ, 2007.- 448 с.

Конечно, это не автобиография. Надеюсь, в свои шестьдесят я еще не дорос до подобного жанра. Без сомнения, мои записи — никак не учебник актерского мастерства. Я все еще абсолютный или почти абсолютный практик. И, наконец, на этих страницах вы не найдете «путеводителя по профессии», раскрывающего «секреты успеха».Так что же в конечном счете получилось у меня с помощью моего давнего друга журналиста Виталия Мелик-Карамова? Прежде подобный жанр назывался «записки на манжетах». То есть на бегу, на ходу, а именно так и происходила работа над книгой. Достаточно сказать, что свои «записки» я надиктовывал не месяц, не два, даже не полгода. Три года.Вмешивались другие дела, но прежде всего моя профессия. Ради нее я, наверное, и появился на свет. Ради нее живу, на нее и уповаю и никогда не представлял себя в другом деле.

ПапановПапанов, А.Д. Холодное лето: биография/ А. Папанов.- М.: Зебра Е; АСТ, 2010.- 224 с.

Эта книга подготовлена на основе статей и интервью Анатолия Дмитриевича Папанова. Подготовить ее было не совсем просто, и вовсе не по причине скудости материала. Напротив, артист дал множество интервью, часто не считаясь с собственной занятостью и усталостью. Такая безотказность продиктована была уважением к чужому времени и чужой работе. Потому что свою профессию Папанов уважал бесконечно. Сложность в другом: во всем том, о чем рассказывал сам Анатолий Дмитриевич, почти отсутствует то, что составляет основу большинства мемуаров и воспоминаний — личное… Скрывать ему было нечего — Папанов прожил достойную, честную жизнь. Но сам он в одном из интервью сказал, что артист вне сцены или экрана не должен быть прочитанной книгой для зрителя, а уж выставлять напоказ свою личную жизнь и вовсе не годится. Что ж, будем считаться с его позицией — она заслуживает уважения. Стеснительный и деликатный, Папанов не терпел, когда к нему лезли в душу, и отгораживался от этого. Всерьез же и много, подробно, увлеченно он говорил об одном — о профессии.

МироновПушнова, Н. Андрей Миронов/ Н. Пушнова.- М.: АСТ: Астрель, 2005.- 427 с.

Андрей Миронов. Его уже нет много лет, но до сих пор его помнят и любят. О нем пишут книги, не устают рассказывать случаи из его жизни, его именем называют конкурсы авторской песни, а театр, которому он посвятил столько лет, поставил спектакль «Андрюша»… Это не просто биография талантливого актера театра и кино, режиссера, замечательного рассказчика, любящего сына, друга, однокашника, любимого мужа и отца. Это жизнь человека, который навсегда остался в сердцах тех, кто его знал и любил.

 

Соломин В.Овчинникова, С.И. Виталий Соломин: Три любви/ С. Овчинникова.- М.: Алгоритм: Эксмо, 2010.- 336 с.

Имя Виталия Соломина не нуждается в представлении. Миллионам зрителей он знаком по многочисленным фильмам, таким, как «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Зимняя вишня», «Женщины», а также спектаклям, сыгранным на сцене великого Малого театра, где работал всю жизнь.
Эта книга — своеобразное повествование о жизни и творчестве артиста, основанное на воспоминаниях его друзей, родных и близких, оценках искусствоведов. Особую ценность здесь представляют дневники и письма Виталия Соломина, полные нелицеприятных, порою резких, но искренних суждений, ярко и подлинно раскрывающих его личность как актера и человека.

ЯнковскийТот самый Янковский.- М.: Эксмо, 2011.- 224 с.

Олег Иванович Янковский, безусловно, великий артист и человек.
Не одно поколение людей и помнят, и любят его роли в кино и в театре… Вдвойне счастливы те, кому в течение жизни довелось близко, пусть даже мимолетно, с ним общаться.
Эта книга — попытка реконструкции живой речи Янковского, она будто эхо его голоса. В основе текста — фрагменты интервью артиста, его прямая речь, зачастую обращенная не к слушателю (читателю), но внутрь себя…
Первая часть настоящего издания — эссе Сергея Александровича Соловьева, созданное по мотивам его фильма об Олеге Ивановиче Янковском, из цикла «Те, с которыми я…». Фильм подготовлен студией «С.С.С.Р.» для телеканала «Культура» в 2010 году.
…Олег Янковский, помимо прочих талантов, обладал редчайшим талантом любви. Любви к семье, работе, любви к друзьям, любви к жизни.

1,2 >>>